Револьверный гранатомет Кулакова

Револьверный гранатомет это изобретение, которое возникло раньше, чем в нужное время, но в нужном месте. Великая Отечественная война всколыхнула широкие массы советского народа, мобилизовав их на поиски путей и средств достижения победы над врагом. Рационализация и изобретательство, принёсшие в довоенный период немалые экономические выгоды, расцвели «пышным цветом», охватив области конструирования и производства оружия и боеприпасов. Во время Великой Отечественной войны поток «новаторских» предложений, касающихся вооружений, был колоссален, и все они внимательно рассматривались на разных уровнях — от цехового до всесоюзного. При этом «отсев» ненужных или нецелесообразных составлял «львиную долю» от поданных. И это не вина, а беда авторов — в полуграмотной стране был крайне низок образовательный уровень даже у технических специалистов.

К тому же теоретические основы проектирования оружия и боеприпасов находились в зачаточном состоянии, и конструирование осуществлялось в основном методом макетирования, да и понимание «нужности» предложения у каждого автора были свои. Только после окончания войны порядок несколько изменился — стали объявляться общероссийские или отраслевые конкурсы по решению тех или иных проблем. Кстати, и Михаил Тимофеевич Калашников, создавая свой первый образец — пистолет-пулемёт — оказался в таком же положении. Несмотря на то, что предложения отклонялись, многие из них всё же пригодились позже — ориентируясь на них, последователи не повторяли прежних ошибок и имели возможность копирования ряда удачных технических решений отдельных механизмов.

Револьверный гранатоме Кулакова в проекте

С этой точки зрения заслуживает внимания детище капитана Кулакова М.М., разработавшего макет пятизарядного гранатомёта — дедушку противопехотных гранатомётов револьверного типа. Рассмотрение предложения капитана Кулакова производилось на самом высоком уровне в Артиллерийском комитете Главного артиллерийского управления Красной Армии, было одобрено и рекомендовано к реализации. В ноябре 1943 г Артком поручил научно-исследова- тельскому полигону стрелково-миномётного вооружения включить в план работ испытания макетов одного экземпляра гранатомёта Кулакова и гранат с целью определения целесообразности принятия на вооружение РККА данной системы. Вот уж действительно «диву даёшься » и впрямь история развивается по спирали. Постановка вопроса как в современной России (только на другом витке) — раз предлагают надо попробовать «на зубок» и можно принимать решение.

Правда, уже в марте 1944 г зампредседателя Арткома генерал Оглоблин в своём письме не столь категоричен — «…испытайте гранатомёт с целью определения весовых и линейных данных, баллистических характеристик, исследуйте автоматику и удобство эксплуатации для установления возможности получения автоматики на предлагаемом автором принципе и целесообразности доработки системы».

Револьверный гранатомет. Испытание и доработка

В начале апреля 1944 г автор доставил на полигон макет одного «Самозарядного гранатомёта конструкции Кулакова калибра 44,15 мм» и целых 4 (!) макета гранат (стальных цилиндров диаметром 44,07 мм и массой 449 г). Испытания не заняли много времени — 18 апреля 1944 г отчёт полигона был представлен Арткому Что же представлял собой «автоматический гранатомёт » Кулакова? Базой конструкции служит магазинная винтовка обр. 1891/30 гг Для этого у винтовки отделяется ствол и вместо него ставится барабан с пятью мортирами, стволом гранатомёта и автоматикой для его пере- заряжания. Вышибным зарядом гранаты служит заряд холостого патрона, которыми заряжается магазин винтовки. Барабан гранатомёта имеет пять мортирок (камор), в которые вставляются гранаты через окно в передней стенке кожуха барабана. Задний срез мортирки соединяется с патронником через обтюрирующее кольцо, а передний срез мортирки соединяется со стволом гранатомёта.

Конструкция гранатомета

Ствол гранатомёта имеет кожух, на передней части которого навинчен дульный тормоз. Между кожухом и стволом размещена возвратная пружина автоматики. Передний конец пружины упирается в кольцо ствола, а задний в бурт кожуха. На кожухе ствола имеется прилив, через который проходит ведущий палец автоматики. В свою очередь палец проходит через фигурную прорезь в передней части оси барабана. С осью барабана соединена собачка, а на боковой стене барабана имеется храповое колесо. Автоматика гранатомёта Кулакова работает на принципе использования давления отработанных пороховых газов на подвижный надульник (дульный тормоз). Данный принцип ранее был использован в ружье Банга и пулемёте Пюто, однако в дальнейшем он не нашёл широкого применения в автоматическом оружии, вследствие сложности конструкции оружия. Взаимодействие частей при выстреле Как только граната покидает ствол, газы, истекающие из него, действуют на дульный тормоз, вследствие чего последний вместе с кожухом ствола движется вперёд и сжимает возвратную пружину При движении кожуха вперёд ведущий палец поворачивает ось барабана и собачка проходит по храповому колесу барабана вхолостую. Одновременно косые срезы кожуха поворачивают ствол и затем продвигают его несколько вперёд, вследствие чего происходит расцепление ствола с мортиркой, а последняя под действием своей пружины также продвигается несколько вперёд и расцепляется с патронником. Кожух под действием возвратной пружины возвращается в первоначальное положение. В этом случае ведущий палец поворачивает ось барабана в обратную сторону, а собачка, соединённая с ней, поворачивает барабан за храповое колесо на 1/5 оборота.

При этом против патронника становится очередная мортирка с гранатой. Когда барабан повернется на 1/5 оборота, косые срезы кожуха поворачивают ствол, и происходит соединение последнего с мортиркой, а она, в свою очередь, соединяется с патронником. Таким образом, гранатомёт перезаряжен и остаётся только произвести перезаряжание винтовки. В процессе испытаний для стрельбы имеющимися четырьмя макетами гранат были использованы четыре штатных холостых патрона (два с порохом ПХ и два с порохом ВТ-23Сф в/в). При этом, хотя автоматика гранатомёта и не работала, патроны с порохом ВТ способствовали получению лучших характеристик. Так, если начальная скорость макета гранаты при применении вышибного (холостого) патрона с порохом ПХ составляла 103,3 м/с, то с порохом ВТ — 160,3 м/с; величина перемещения кожуха ствола вперёд хоть и не достигла требуемой (66 мм), но на порохе ВТ получена большей (40 мм против 20). При этом дальности полёта макетов гранат далеко не оптимальной в баллистическом отношении формы и отсутствии стабилизации впечатляют даже в настоящее время — при угле возвышения 0 и порохе ПХ — 150 м, а при угле 15° и порохе ВТ — 550 м. Обтюрация патронника, барабана и ствола оказалась на высоте. Четырёх выстрелов стало достаточно для вынесения безжалостного приговора полигона. Заключение гласило: «1. Работа автоматики рассчитана только на поворот барабана, вследствие чего для производства следующего выстрела необходимо ещё вручную перезарядить винтовку В результате этого данный револьверный гранатомёт можно отнести к гранатомётам с раздельным заряжанием, но с автоматизированным процессом подачи очередной гранаты, находящейся в барабане (на 5 гранат).

Улучшение характеристик

Автоматизация имела бы смысл только при значительном увеличении практической скорострельности гранатомёта. Однако практическая скорострельность гранатомёта не может быть выше, чем у магазинной винтовки образца 1891/30 гг (10-13 выстр./мин.). Напротив, она будет значительно ниже, т.к. после пяти выстрелов необходимо произвести заряжание барабана гранатами, что является весьма трудоёмким процессом. Например, только для взведения кожуха ствола к нему необходимо приложить усилие в 39 кг от себя, что осуществить в положении лёжа весьма трудно. Таким образом, практическая скорострельность гранатомёта не может быть 5 выстр./мин. даже при условии перезаряжания гранатомёта в течение 1 /2 минуты, что весьма сомнительно. Исходя из этого, револьверный гранатомёт Кулакова по практической скорострельности не удовлетворяет даже ТТТ №2611 на простой (не самозарядный) ручной гранатомёт (10-15 выстр./мин). 2. Гранатомёт Кулакова также не удовлетворяет основным пунктам указанных ТТТ’

Гранатомёт Кулакова ТТХ

а) вес ручного гранатомёта должен быть не более 7 кг, а гранатомёт Кулакова имеет вес 14,9 кг;

б) револьверный гранатомёт должен быть безотказен в действии. Этому требованию револьверный гранатомёт Кулакова также не удовлетворяет, т.к. автоматика его в представленном на испытании образце совсем не работает, а сам принцип действия автоматики не гарантирует достаточной надёжности её работы. При применении пороха ВТ для заряда холостого патрона импульс газов увеличивается вдвое по сравнению с импульсом газов при порохе ПХ. Однако отход кожуха ствола в этом случае составляет 40 мм, что недостаточно для перезаряжания барабана (полный ход кожуха 66 мм). Последнее свидетельствует о том, что для нормального перезаряжания гранатомёта необходимо подбирать специальный заряд, т.к. нормальный заряд винтовочного патрона с порохом ВТ не даёт достаточного импульса газов для перезаряжания гранатомёта.

в) револьверный гранатомёт должен быть прост в изготовлении и в эксплуатации. В эксплуатации гранатомёт Кулакова не удобен как по весу, так и по габаритным размерам. В изготовлении гранатомёт весьма сложен и требует почти только станочных работ большой точности.

Представленный на испытание револьверный гранатомёт Кулакова не имеет разработанной к нему гранаты; гранаты-макеты представляют собой простые цилиндры. Для обеспечения правильного полёта гранаты необходимо предусмотреть оперение, либо сделать нарезной ствол. В первом случае габариты барабана значительно увеличатся, и гранатомёт станет ещё тяжелее, а во втором случае конструкция гранатомёта ещё больше усложнится.

Дальнейшая доработка гранатомёта конструкции Кулакова не целесообразна ни с тактической, ни с технической точки зрения». Пожалуй, с позиций современности некоторые положения заключения можно и оспорить. Однако следует учесть, что отработка гранаты в тот период времени была невозможна прежде всего из-за трудностей разработки и производства малогабаритного взрывателя. Промышленность с трудом справлялась с производством далеко не совершенных взрывателей для авиационных пушек и зенитных автоматов. Подтверждением тому стала послевоенная история создания малокалиберных (до 40 мм включительно) гранат.