Винтовка Бердана. История создания

Винтовка Бердана возникла не случайно. К началу 60-х гг. XIX в. армия Российской Империи имела достаточно разнообразное вооружение — современнейшие капсюльные дульнозарядные 6-линейные (15,24 мм) винтовки. Были еще устаревшие капсюльные 7-линейные (17,78 мм) нарезные и гладкоствольные ружья, кое-где попадались и кремневые ружья. Ещё в конце 1850-х гг. стали ясны перспективы развития стрелкового вооружения, и было ясно, что будущее лежит за казнозарядным оружием. В Российской Империи с большим вниманием следили за появлением новых оружейных систем. Специалисты испытывали некоторые из них, и принимали попытки поставить наиболее удачные на вооружение.

Винтовка Бердана, боевой путь

Русско-турецкая война 1877-1878 гг., русско-японская война 1904-1905 гг., Первая мировая, Гражданская, — всё это лишь неполный боевой путь этого оружия. Винтовки системы «Бердана» закупались и передавались армиям союзных с Россией стран — Болгарии, Сербии, Черногории, волей судьбы оказывались на вооружении и наших врагов… Это оружие стало по истине легендарным. 

Как начиналась эта история? Русская армия нуждалась в качественном оружии под унитарный патрон. Задача имела два направления. Первое подразумевало использование в качестве сырья под новое оружие превосходной капсюльной дульнозарядной винтовки обр. 1856 и 1858 гг.

Эти винтовки отличались отличными баллистическими характеристиками, и на складах их было достаточное количество. Поставленная задача была исполнена полковником гвардейской артиллерии Н.И. Чагиным. Он спроектировал русскую скорострельную игольчатую винтовку обр. 1867 г. на основе системы англичанина Карле. Патрон этой винтовки имел бумажную гильзу. Второе же направление работ подразумевало проектирование абсолютно новой системы под унитарный патрон. Было ясно, что стандартный армейский калибр в 6 линий (15,24 мм) требуется уменьшать. Большой интерес представлял патрон с металлической гильзой.

Своевременное решение

Точкой отсчёта начала серьёзных работ по созданию изделия винтовка Бердана, можно считать командировку в швейцарский город Берн на испытания стрелкового оружия в феврале 1866 г. офицеров Главного артиллерийского управления (ГАУ) тогда ещё капитана Н.И. Чагина и штабс-капитана В.Н. Бестужева-Рюмина. По результатам их рапорта членами Оружейной комиссии Артиллерийского комитета ГАУ было принято решение использовать систему Генри-Пибоди в качестве базовой для определения параметров будущей винтовки Русской армии под унитарный патрон.

Особая задача

В соответствии с этим решением, ГАУ поручило полковнику Александру Павловичу Горлову и поручику Карлу Ивановичу Гунниусу собрать в Северо-Американских Соединённых Штатах (САСШ) все сведения о металлических патронах и изучить все изменения в ружье Пибоди и его боеприпасе. А в случае обнаружения более совершенной системы им давалось право по своему усмотрению сменить образец.

Эти офицеры были выбраны не случайно. А.П. Горлов происходил из дворян Казанской губернии. Он был выпуском офицерских курсов Михайловского артиллерийского училища, долгое время работал помощником учёного секретаря, а затем учёным секретарём Артиллерийского комитета. Его исследования до 1866 г. были в основном связаны с артиллерией, а зарубежные командировки преследовали цель собрать передовую информацию об артсистемах, таких, как в Италии сегодня. А.П. Горлов показал себя не только как блестящий аналитик, но и как талантливый конструктор. В частности им были разработаны пушечные лафеты в казематах Кронштадта. В 1865 г. Горлов был командирован в САСШ с целью получения информации по артиллерийской части. Но, помимо выполнения основной задачи, он предоставил донесение о результатах испытания в Америке различных скорострельных винтовок и опубликовал отчёт об употребляемых в армии САСШ ружьях, заряжающихся с казённой части, и металлических патронах к ним. Из различных систем скорострельного оружия Горлов подробно рассматривал образцы Спенсера, Ремингтона, Ледли, Пибоди и Моргенштерна. Причём все они с запасом патронов были высланы им для испытаний в Россию.

Калибры берданы

Относительно калибров он указывал, что наилучшими считаются уменьшенные — около 5 (12,7 мм) или 4.5 (11,43 мм) линий, и обосновывал необходимость принятия металлических патронов. К.И. Гунниус, сын пастора из Лифляндской губернии, также выпускник Михайловского артиллерийского училища, боевой офицер, получивший за отличия в операциях против горцев на Кавказе орден Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом и серебряную медаль «За покорение Чечни и Дагестана». В 1861 г. он был прикомандирован к Оружейной комиссии Артиллерийского комитета и с этого времени основной его специализацией стали стрелковые системы. Многие современники отмечали его незаурядный талант в этом деле. По приезде в Америку Горловым и Гунниусом были подробно изучены и испытаны несколько десятков различных образцов скорострельных винтовок и различные типы патронов. В начале 1867 г. они обратили внимание на патроны Хайрема Бердана— «героя» американской междоусобной (наименование согласно русским источникам XIX в. Сейчас часто эту войну именуют «гражданской») войны и известного конструктора оружия.

Патроны Бердана

Патроны Бердана были центрального воспламенения с гильзами из жёлтой меди с выпуклым донцом, способствовавшим предотвращению осечек. В рапорте Горлова и Гунниуса отражено, что такие патроны имеют огромные преимущества перед остальными изученными ими типами. Наши офицеры лично проводили испытания винтовок, а также приглашались на официальные опыты, проводившиеся с той же целью в штате Нью-Йорк. Ими были изучены и магазинные винтовки, высоко оценена их скорострельность, но с оговоркой, что это оружие требует деликатности в обращении и провоцирует стрелка к ведению частой и неприцельной стрельбы. Также указывалось, что для главных сил пехоты и кавалерии магазинные винтовки не нужны, но для специальных подразделений они представляют интерес при условии появления надёжной системы, удовлетворяющей условиям военной службы. По результатам всех исследований было выделено три лучшие однозарядные системы: винтовка Бердана, Пибоди, Ремингтона— Райдера.

images (4)

Более полное изучение их показало, что в Америке не имеется ни одной системы, которую можно было принять безо всяких изменений на вооружение русских войск. Наибольшего же внимания заслуживала система винтовка Бердана с откидывающимся вверх затвором.

Работы, начатые в конце 1850-х гг., были форсированы во второй половине 1860-х. Страх остаться со стремительно устаревавшим дульнозарядным оружием, когда вероятный противник имел уже казнозарядное, не давал возможности тратить долгое время на выбор оптимальной оружейной системы. Фактически «оружейная реформа» 1860-х гг. велась методом проб и ошибок. Позднее военный министр Д.А. Милютин этот период жизни Российской Империи очень точно назовёт «несчастной ружейной драмой». За четыре года, начиная с 1866 г., были поставлены на вооружение одна за другой системы Терри-Нормана, Карле, «Бердан №1», Крнка, Альбини-Баранова, «Бердан №2». И только последняя, основанная на предыдущей модели «Бердан № 1», верой и правдой служила многие годы Русской армии.

Add Comment